Китайская КошЬ (china_cat) wrote,
Китайская КошЬ
china_cat

  • Mood:
  • Music:

Гранаты ночью и днём..

Наделю назад, в позапрошулю субботу нашла в Пекине два куста граната. Причём, что характерно, нашла их в месте, в котором бывала до этого множество раз. Как же невнимательно мы смотрим на мир вокруг себя! Потом приехала туда ещё раз, на следующий день, ночью, чтобы поснимать цветы в темноте. Всё это, конечно, сублимация. Попытка вернуться в те времена, в которые уже нет ходу, попытка протащить контрабандой из прошлого в настоящее что-то такое - знаковое, символическое, нотъемлемое, или хотя бы найти нечто в этом же роде и назначить его таковым. Жалкая, но очень человеческая черта - упрощать мир путём внесения в существующие связи мёртвой категории над-порядка причинности. И вся эта моя запись - не более чем натягивание сброшенной за ненадобностью прошлогодней кожи на живую и вёрткую, сегодняшнюю змею. Я отдаю себе в этом отчёт. Но с радостью фотографировала гранаты, с радостью буду смотреть на осение перемены со знакомыми кустами, с радостью утяну их изображения к себе на жёсткий диск и буду время от времени пролистывать подборку. Знаю, что я несовершенная дрянь, знаю, что мне не место на этом свете - но зачем-то живу, а раз живу - значит, так надо. Не моего ума дело. И закончим на этом. Мир природы хорош и красив и значим сам по себе, а мир человека рефлексирующего живёт на каких-то подпорках (об их качестве - в другой раз, иначе буду плеваться ядовитой пеной мизантропии), на связях высшего порядка, а всё потому, что как-то забывается в процессе высшей нервной деятельсности коры, что в основе этой самой деятельности лежит банальное - состояние организма. И что первое без второго невозможно и мучительно, и недостаточно. А я всё пытаюсь разобраться, как же так получается, что я не вписываюсь (всю жизнь - с самого детсада) в ритм нормального существования собственного организма, как части человеческого общества. Но при этом очень активно пользуюсь его, общества, плодами. То, что факультативно для общества, для меня становится самым важным, жизненно-важным, мучительно-необходимым.. Эх, самая большая мечта - быть невидимой, и бесплотной - мучает вот эта зависимость от потребностей тела, удовлетворение которой жалкий ум не в силах оплатить. Ну, да ладно.
..Гранаты. У меня в Ухани рос за окном гранатовый куст. Сперва он был небольшим, потом несклько лет затенял мне окно так, что даже самым ярким днём солнца в комнате не было видно, и приходилось всё время жечь свет, потом вытянулся до третьего этажа, свет в комнате стал прозрачен и тонок, а прохладная, сырая земля, отдающая зеленоватым налётом от еле заметной пленки мхов и водорослей, покрывалась оранжево-красными увядающими лепестками всё лето - с апреля по самый октябрь. Балкон вровень с землёй, и садик за ним стали как бы частью моей комнаты - там, кроме граната, росла ещё пальма, но пальму я не любила, и ничего не имела против того, что каждую весну маленький, хриплоголосый человек в синем обламывал жилистые ярко-жёлтые побеги цветоножек толщиной в пять сантиметров - говорят, от них бывает аллергия. Гранат рос и цвёл. И поднимал лёгкие ветви к призрачному уханьскому небу каждую осень и зиму, и мне иногда казалось, что мы с ним разговариваем без слов.
..Руки-плети поднимаю к небесам,
вижу серые на синем, тонком латки,
и туманом по утрам сочится осень.
Ветер, налетев, сорвёт одежд остатки
и бесчуственно-податливое тело
на ковёр из жухлых листьев бросит.
осень 1995г.

По стволу и веткам ползали бесчисленные полчища муравьёв, жучков, какие-то слизни и садовые улитки, в кроне, ушедшей из зоны моего обзора, селились и пели сизоворонки, по вечерам, на закате, комары раньше, чем в других местах, оживали именно тут - под гранатовой зеленью. Вечером я прикручивала лампу на балконе, выставляла туда складной столик и писала или читала до самого утра, под зуденье комаров и треск цикад, под резкий крик птицы, увидевшей страшный сон, под редкое шуршанье шин запоздавшего путника. Мне всегда хорошо работалось ночью, когда никто не отвлекает, субтропики вообще очень располагают к ночной активности. Собирательный образ такой ночи вот тут. Компьютера тогда не было, писала я на специальной почтовой бумаге перьевой авторучкой, чернила для которой выбирала самые лучшие, застывая, они отливали лаком, этакие эпистолярные эмали. Авторучка и по сей день жива, вот только давно не в рабочем состоянии - электронный век пожрал саму необходимость что-то записывать от руки, да и навык писать уже почти утрачен - ладонь устаёт. Мы жили с гранатом душа в душу - почти весь его век и весь мой уханьский - 8 лет, без четырёх дней! Куст посадили за год до моего приезда, а срубили на следуюший день после того, как я оставила Ухань. Ждали, пока я покину жилплощадь, зная, что я люблю этот куст и мне будет больно смотреть на его гибель.
Я вновь попала в университет зимой 2003-го, попросила показать мою старую комнату, в которой никто не жил - слишком обшарпанная и аварийная, она и вынесла-то все эти годы, потому, что я вытягивала её в сносное состояние, не желая предавать стены, давшие мне приют. За окном было светло и пусто, внизу, под неизменной пальмой, притулился желтый, идеально круглый пенёк.
Я насчитала 9 колец. Такая простая история.







Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments