КошЬ

Письмо Орфею...(о стихосложении)

Не грусти!, Орфей! Ты имеешь такой талант, идти семимильными шагами по дороге, тяготы которой непосильны для остальных. Не хорони себя, собрат! Тонкие иголочки инея обрядили провода за одну ночь, но на рассвете они станут сосульками, чтобы к обеду закапать на головы прохожих. Тяжесть тоски, холодной птичьей лапой сжимающая сердце в долгий и пустой зимний вечер, обратится к рассвету в воздушное кружево строчек. Плачет больное сердце поэта не потому, что оно слабее других сердец, а оттого, что не пальцами ощупывает он мир, но сердцем...
Ты на жизнь смотришь распахнутыми глазами, а я - в микроскоп, ты видишь целое, а я - фрагменты, кусочки мироздания, ты замечаешь улыбку, а я - лишь движение уголков губ, ты свяжешь колосья в сноп, а я растащу его по зёрнышку...

Для тебя Земля подобна запятой, для меня - запятая Земле. Ты откроешь новые пути, я же увязну в лужице твоего следа.
Не грусти подолгу. Мне иной раз самой так пусто на душе станет, особенно, когда напишу что-либо, что самой, нравится. Вычерпана душа, кажется, что уже больше никогда и ничего не написать, думаешь: вот оно, последнее, кончился, сорвался в пропасть последний жалкий осколок, отпущенного мне на этом свете...

Из зеркала взглянет некое человекоподобие с перебитыми постромками взгляда, силящегося зацепиться краешком за реальность, неизбежно утекающую сквозь пальцы... Я беру веник и, сметаю на совок реальности околоплодные оболочки, в которых вышло на свет божий очередное моё детище. Я безжалостно твёрдой рукою оборвала твою пуповину, стих, ты теперь ты - уже не я.

И пустота, пустота... На полу - горсточка пыли.... А потом увижу трещинку на потолке, похожую на ветку граната, ветку граната за окном, похожую на усик жужелицы, глаза кошки, похожие на камень цимофан... Слеза, помедлив секунду в уголке глаза, ударится о белый лист бумаги, и следом за ней...

О, спасительный веник! Что было бы со мною, не сумей я в первый же приступ Вселенской Душевной Опустошённости, этой извечной болезни поэтов, воспользоваться тобой, тривиальный атрибут обыденности?

Не оглядывайся назад, Орфей, вынося из царства теней свою Эвридику-Поэзию, и не дай бог ей оглянуться!

Ночь на исходе, главное не потерять себя в её глухих переулках, не оглядывайся, Орфей! Не верь тоске, не корми своей кровью прожорливое чудовище самоуничижения!

От брака Пустоты и Хаоса родился весь земной порядок.

И муза будет балансировать на тонкой проволоке Мироздания, трепещущей цикадой нашёптывая слова утешения, иди, Орфей, по хрупкому мостику Сегодня из вчерашнего дня в завтрашний!



П.С. Я не умею исцелять, могу лишь легко коснуться холодными тонкими пальцами разгорячённого лба...
Конец 2000 года, Ухань, Юйцзяшань, 31.
OHO подняло львиную голову и смотрит на нас, но уста его
хаос неиметь брак
пустота одно из имён хаоса
это дальше кронос уран гея гера ...

бояться, что это не совсем по-русски
это более поруски
чем по китайски

использования одной части речи в роли другой: вер спор звук воль
Re: OHO подняло львиную голову и смотрит на нас, но уста ег
Спасибо, Вы меня немного успокоили. А Орфей - очень старая зарисовка, даже удивительно, что она сохранилась. Теперь лежит в ЖЖ...
о сомкнуты
ключ к коду

прошлое очень быстро меняется
совсем недавно это слово было в тексте АСП
вместо свет мой зеркальце скажи
после пропажи там
оно ещё хранилось в старых сказках
сейчас его нет ни в дале
ни в сети
и даже в памяти осталось лишь воспоминание
не о слове
нет
о том что оно было лишь
HA 3 0AH &E
http://www.livejournal.com/users/meiterlink/28598.html
http://www.livejournal.com/users/a_str/38623.html
http://www.livejournal.com/users/china_cat/1481.html

Chameleon in the Shadow of the Night

(In the) Black Room



I was thinking about thinking but it really didn't get me very far,
so I thought I'd throw a Tarot, but I only got the Priestess and the Star.
There's a shadow cast between the future and the past;
the room and I agree to buy some time....
The cards don't tell truth nor lies,
only options and cusp lines:
the furniture in the black room.

I've been thinking about acid, but, it seems, there's not a reason to believe.
I don't make a vital breakthrough and it walks me like a dog upon a lead.
It's all unreal and, the way I feel,
I'd like to try and make it on my own....
Going to the feelies is fine:
I really have me a good pleasure cruise.
But, deep in my mind,
I'm no better or worse, just open to the walls.
Paint peels in the black of my room.

I'm only talking about myself, ordering the treasure shelf,
documenting these present feelings as the future sets me reeling....
What I'll be is what I am,
I'm simply trying not to sham or fake.
Use vision as sense and not as crutch!
It doesn't matter all that much;
whatever happens we'll all survive,
I'm only trying not to pawn my life.

When I'm (maybe) old and strait-laced, shall I then deny all that I feel?
In words of bitter compromise, re-smelt the wrath that's in my eyes like steel?
Be a hermit then?
Or be a miser?
Be a man who hasn't managed yet to write his rules?
The Fool?
The future holds my hand in the room....

Well, then, my ghosts shall steer down through the years
and lay a hand upon my soul
like ice.

The Tower



So: onto the familiar top steps!
In cloud-scud moonlight glow
the Tower reels.
I, the blind man,
feeling for a path I know...
don't you know that I'm only feeling for how to feel?

Rats run.
Snakes coil.
Fathers
stare out at the whispering night;
rub mud on their arms.

Spiders.
Mud boils.
Children
whimper in the human vortex;
faces glow of worms.

THUNDER
Silence.
Omens....

<здесь кое-что не записано>

THUNDER
Silence.
Omens....

<здесь кое-что не записано>

For pain shall come
and change shall run
down through my heart
and shake my knees
and NOW it is coming,
all around is the humming
of the World.

Too late! With my balance gone,
dead-eyed doll,
I'm falling, falling
back to where I began....

Black Room



I'm feeling like a kid again,
I'm feeling like I just walked in the door,
and, with my head on fire,
I wrote this song - I don't know who it's for.
Hands held fast in camera,
I'll swear I heard the Stammerer exclaim:
'I am the traveller, unraveller,
I only through pain, and shame, and change!'

In my room, the secret tomb, I can see
future forms,
space/time storms:
they're all me,
and I've only got to choose!

In my head I am dead if I fall
in the trap,
the subtle lap,
safety's pall....
but I'm living while I choose....

(Klaus Schulze)
Tarot: Walter Wegmüller
Lord Krishna von Goloka: Sergius Golowin
Chameleon

Камера-Обскура:
Jenseits der Wolken (Point me at the sky)
Obscured by Сlouds (Childhood's end)
Zabriskie Point (Come in number 51, your time is up)