КошЬ

Ещё раз о стихосложении

Некоторые стихи написать просто, с другими получается что-то вроде укрощения, возведения в рельеф, а иной раз так хочется найти собственную форму для кусочка нечта, именуемого поэтической реальностью...

Вербализация ощущения, мысли - есть сложный процесс приведения к социальному знаменателю сугубо индивидуального, ведь язык - общий, а любое слово - произнесённое в тишине наедине с самим собой или же растиражированное в миллионе экземпляров - есть облачение личного в понятное (или потенциально понятное) другим людям. Вот здесь и начинается самое сложное - потому, что художественное слово - всё же не полицейская констатация факта, в которой по определению не должно быть разночтений. По сути - это тот же перевод, но с "личного-герметичного" на общедоступный... И тут очень важно, какие художник ставит перед собой цели - передать свои ощущения как можно ближе к внутреннему звучанию, пусть и в ущерб понятности, или же сделать их наиболее легко дешифруемыми, даже если содержание и исказится в процессе "перевода". Я никогда не забывалась в порыве выразить себя настолько, что образы мои совершенно не поддавались бы расшифровке при помощи обычной логики, хотя некоторые критики и упрекают меня в том, что пишу нелогично. Вероятно, я стану и дальше балансировать меж этих берегов - и опять будет появляться то более понятное и близкое читателю, то более запутанное, но зато близкое лично мне. А весь процесс - просто поиск некоторой идеальной границы - когда в стихе "комфортно" и автору и читателям.

Оттого, видимо, Иван Кузнецов и назвал автора вечным преступником, пожалуй, соглашусь с ним, в этом контексте - да, преступник :)))
18.06.2002 г. г. Тангу, Тайда.