Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

КошЬ

Макао. Лоток с фруктами

В сущности, ничем таким особенно маканским этот кадр не отличается, разве что, надписи на ценниках полными иероглифами, и цены в патаках или в гонконговских долларах, которые с патакой ходят по курсу один к одному. Продавцы с удовольствием возьмут и материковый юань, но по курсу один к одному, что, вестимо, грабёж средь бела дня, точнее - средь тёмной ночи, материковый юань стоит на 20% дороже.
На ценниках об одних фруктах написано "очень сладкие", о других "гарантированно сладкие", что меня позабавило. Старик этот очень долго перебирал и приценивался, потом купил коробочку чилийской черешни - почему-то этот фрукт стал аттрибутом зимнего новогоднего стола и пошёл восвояси.
DSC_8268_12
томатный сок

Ухань. Старый Ханькоу. Вечер

Люблю этот город, хотя на расстоянии любить получается лучше. Уж очень там тяжёлый для меня климат. Но иногда мы с ним встречаемся и смотрим друг на друга. Небольшие уличные ресторанчики "для своих" во время праздничной недели по случаю китайского Нового Года вечерами кормят вкуснее, чем когда-либо. Случайный человек вряд ли зайдёт в такое время, а кто зайдёт, тот полюбит навеки :-) Для меня вообще уханьская еда самая любимая из всех китайских кухонь, может, потому, что первая из узнанных..
DSC_9541_22
2013

Гонконг, завтрак, широкоугольный портрет

DSC_7992_12
Нравится мне эта картинка, не смотря на то, что тут нарушены все классические правила для портрета, какие только есть, и ещё парочка тех, которые приветствуются по обстоятельствам. Одно из двух - или случится картинка или не случится, а по какой причине - будем считать - провидение :-)

С добрым утром!
instagram

Макао. Про мороженое из дуриана

Для test_na_trzvst
52dc29e47267086c29000097

на этой улице делается, наверное, треть всей выручки города от туристической деятельности. Я не имею в виду казино, это отдельная статья. Что характерно, шрифт, которым написана реклама, отсылает к современной городской японской культуре, с аниме, каваем и косплеем. Снято в дождливый день, мы еле сбежали от серьёзного штормового предупреждения обратно в Гонконг.
КошЬ

Метатерапия

— Вам куда? К метатерапевту? — симпатичная медсестра в два движения считала данные с карточек отца и сына и выдала номерки. Ромка и Славен ступили на больничный эскалатор.

Доктор улыбнулся, волнение обоих слегка улеглось.
— Кто у нас на приём? Оба? Тогда начнём с молодого человека, — он глянул в историю болезни, — что у нас? Неужели в шестилетнем возрасте умудрились нарастить фантомные эмоции, а, может, другие фантомы пострашнее?!
— Это не у меня. У моих друзей, — Ромка положил на стол шуруп и карамельную конфету: — у Шурупчика фантомная гаечка, но ведь он не винтик, мы с папой пытались подобрать, ничего не вышло. А у Карамельки — фантомный фантик, она из дешёвых конфет, я предлагал ей и жёсткий, от «Мишки на севере», и тот, что из фольги, от финских конфет с ликёром, но она говорит, что эти чужие. Нельзя ли им как-то помочь?
— Ах, вон оно что! — врач бережно взял карамельку и шуруп, унёс их за занавеску, Ромка хотел рвануть следом, но отец удержал. Через минуту доктор вернулся.
— Держи друзей, с ними всё в порядке! А что у вас, Славен Петрович?
— Фантомные кошки.
— Это как? — доктор снял очки, отчего Славен опять разволновался.
— Скребут на душе. Вроде бы нет их, а больно. Даже Ромка заметил. И фантомная радость — как в старом анекдоте про бракованные воздушные шарики, которые как настоящие, только не радуют. Но как бы наоборот. Все вокруг заботятся о моих положительных эмоциях: с утра до вечера веселят — то ролики прикольные, то котики на работе в корпоративной рассылке по пять раз в день, няшки-шутки-анекдоты. Всю дорогу смеюсь, к вечеру скулы сводит. А перед сном глаза закрою — кошки скребут.
— А что об этом думает ваша жена?
В кабинете повисла неловкая пауза. Славен вздохнул, заговорил:
— Лены год назад не стало. Авария на производстве и… всё. Мы теперь вдвоём с сыном.
Ромка прижался к отцу.
— Понимаю. Что ж, мы вас прооперируем,— уверенным жестом врач пригласил Славена за занавеску. — Ром, не волнуйся, с папой всё будет в порядке.

Когда они вышли, Ромка сразу заметил посветлевшее лицо отца. Доктор принялся было писать в историю, и вдруг хлопнул себя по лбу со словами:
— Подождите-ка минутку, у меня тут есть кое-что! — он скрылся за дверью в дальней стене кабинета и скоро вернулся, — вот, держите. Вам в послеоперационный период нужно же чем-то замещать фантомы. Чем-то настоящим.

Они шли домой, Ромка осторожно и неумело прижимал к груди бело-рыжего котёнка.
улыбка

Про нежные пекинские сумерки на исходе августа

всё тот же Парк Возвращающегося Дракона (回龙园), что напротив моего дома, витрина - ресторан, а в ресторане этом даже успели побывать некоторые ЖЖ-юзеры


думаю, они узнают место :)
самиздат - ведро томатного сока

Эпизоды. 1-1.

1998 год, август, горная часть провинции Аньхой.

Солнце жарит бетонную плешь заштатного автовокзала в Восточном Дабе. Мы с профессором Суном только что спустились с гор, набрав каменного и прочего материала для научных исследований алмазоносности местных пород. Я сижу в тени огромного дикого каштана, которыми знамениты эти места, пытаюсь справиться с полуденной сонливостью и сделать записи в полевой книжке по горячим следам увиденного. Время от времени с каштана падают мелкие гусеницы, и споро бегут к краю бумажной плоскости листа от греха подальше, некоторые валятся мне прямо за шиворот. Говорят, автобус будет, и, похоже, в подходящем направлении, однако не видно, чтобы его кто-то ждал кроме нас, площадь совершенно пуста, лишь свиньи похрюкивают в канавах вдоль грунтовой дороги – главной улицы местечка Люйван.
– Надо пообедать. – из-за спины появляется профессор Сун, обе его руки заняты картонными ланчбоксами. Не обнаружив признаков аппетита на моём лице, добавляет – Это еда богатых русских!
– Уж не чёрная ли икра? – спрашиваю почти заинтересованно.
– Ну, как же! Картошка тушёная с говядиной! – он радуется, как ребёнок моему недоумению.
В одном ланчбоксе и вправду картошка с кусочками говядины, а во второй и заглядывать не надо – там отварной рис, «основной продукт питания», южно-китайский хлеб.
– А причём тут богатые русские? – вот ведь, думаю, профессор и в России не раз был, а представления дремучие.
– Так ведь Хрущёв сказал: «пойдёте по советскому пути построения социализма – станете жить богато, каждый день будет к столу картошка тушёная с говядиной!» - он радостно набивает рот попеременно из каждого ланчбокса. -Правда, вот так и не пошли по тому пути, а блюдо прижилось, кажется, это самое распространённое из иностранных кушаний в повседневной китайской кухне. Да ты ешь, давай, а то смотри, совсем коробка размокнет, из чего они их только делают в этой глуши, а? – Сун уже подгребает палочками остатки подливы с рисом.
- Не иначе, из бумажных тигров*! – подмигиваю профессору.
Наш заливистый хохот заглушает фырчание неожиданно большого и комфортабельного «икаруса», вперевалку плывущего к пятачку вокзала сквозь колдобины Люйванской главной улицы.
_____________
* «бумажный тигр» - намёк на известное высказывание Мао Цзэдуна о том, что «империализм и реакция - это бумажные тигры».
  • Current Music
    кондиционер, чайник, отопление, чего там ещё?..
  • Tags
    ,
каринкина кошь

то, что вызывает умиротворение. по следам Сёй Сенагон

с подачи
давить носками новых кожаных туфелек чёрные плоды камфоры в октябре на тихих уханьских улицах,

выкурить сигарету за столиком грязной забегаловки в центре старого Ханькоу на набережной, дожидаясь рассвета и первого пустого автобуса, потому что не хочется лезть в душную утробу такси, наблюдать, как за соседним столиком ссорятся сутенёр и проститутка, и знать, что это тебя не касается ни в малейшей степени,

любоваться высокой августовской луной, сидя на пороге деревенского дома где-нибудь в Чжоукоудянь, слышать треск разрезаемого в комнате арбуза и песню сверчка за ветхой обшивкой,

ловить последние капли дождя, любуясь радугой в двух шагах от Невского, вдыхая запах напившейся земли,

следить с высокого борта балки, как закатное солнце блуждает по куполам собора в Ростове, а потом проваливается в яму за Дон и изчезает,

слизнуть влажное дыхание сентябрьской ночи с тыльной стороны ладони, присев у воды на набережной Коулуна, смотреть на отсветы фонарей в чёрной глади пролива,

пить у камина глинтвейн под шум дождя,

смотреть на косые иглы мокрого мартовского снега в конусе фонаря из окна мошковской кухни или угловой комнаты в коммуналке на Казанской,

пить чёрный свежесваренный кофе ночью под цветущей абрикосой или вишней,

идти куда глаза глядят по ночному зимнему Пекину, прятать лицо от порывов ветра, смотреть на раскачивающиеся фонари и по верным признакам знать, что завтра наступит весна,

следить, как в тихом морозном воздухе, с лёгким оглушительным треском обламываются свежие листочку акации и с нежным шорошом устилают землю, слышать, как за три квартала отсюда гремит бидоном молочница, подзывая хозяек,

подарить незнакомому ребёнку огромное красное яблоко,

выйти в сумерки из дому, услышать бой на башне в парке, поймать в лёгкие ветер, пахнущий розами, корицей и рябинником..
взгляд..

Немного китайской деревни

фото апрельские.


учётчик и дежурные на трассе.

На красном лозунге приглашение проезжающим посетить ресторан и отведать местной водки и традиционных деревенских закусок, можно на месте, а можно и навынос. А вовсе не призыв "крепить трудом" или "догнать и перегнать". И это почти для каждой деревни типично, если она хоть сколько-то вблизи дороги - обязательно будет выстроено вполне современное здание ресторана и небольшого постоялого двора для праздно проезжающих и профессиональных шофёров.
Collapse )
  • Current Music
    птицы
ностальгия

По следам прошлогоднего ноября :-) Пироги на Никольской.


фото можно смело назвать "ритмы" :-) Это товарищ sidhk учит плохому правильно курить женские сигары товарища golda. И научил-таки. Надо сказать, что и ваша покорная слуга, следуя не чуждому ей кошачьему любопытству, не избежала ученичества на ниве сигарокурения. Остатки сигары я докурила уже в Китае, предавшись ностальгии в один из вьюжных вечеров, когда ветер завывает под окнами.
Collapse )
  • Current Music
    "Пахэйдэ нюйжень" Тянь Чжэнь