Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

2013

Вот я и попала в "телевизор" :-)


Турнир Поэтов выпуск 37 с моим участием наконец вышел, его даже можно посмотреть, съёмка была 14-го сентября. За ходом голосования можно даже последить на сайте Стихи.ру, а если вы там зарегистрированы, можно поучаствовать до 9-ти вечера завтрашнего дня.

Надеюсь, зрителям не будет скучно, я там читаю стихи второй, первой была Даша, и она много кому понравилась. Стихи я выбрала разные, от начала нулевых и до написанного этой весной, говорят, что читаю их интересно, а некоторые даже особенно (собственно, это и есть особенные для меня стихи).

Спасибо всем: моей сопернице Дарье Стахановой, ведущей Елене Албул, критику Елене Пестеревой и тем, кто обеспечивал организационную и техническую часть передачи.

Особое спасибо Александу Спарберу, рекомендовавшему меня, и Юрию Семецкому, заметившему мою авторскую индивидуальность. Спасибо Полине Орынянской и Сергею Черскову за "Стихи по-русски", благодаря которым я встретилась со многими прекрасными людьми, без которых это событие в моей жизни не состоялось бы.

Турнир Поэтов выпуск 37.



Подборка стихотворений к Турниру, для тех, кто привык следить глазами, тут.
КошЬ

я держу себя ветром осенним (поэт -- музе)

***

я держу себя ветром осенним, дыханием ранней зимы,
я узлом километры вяжу, чтоб скрепились объятия в "мы",
улыбаясь луне в тишине, я внимаю часам, я привык:
чтобы медное солнце с рассветом вложить под язык
и тебя повстречать белоснежной Манежной зимой,
ежечасно меняю обратный отсчёт на прямой,
чтоб бумажное слово немыми губами сказать,
многомерностью смерти и жизни готов осязать,
как над полем несбывшейся битвы голодно кружит вороньё,
как по телу ветвится горячее сердце твоё.


03.11.2016г. г. Пекин, Лунцзэ — Байваньчжуан, 24
2013

Тонкая динамика

I.

знаешь, у меня всё что у всех — целюлит-седина-колит,
недовыплаканный смех, недолайканный общий вид,
лощины-морщины, цинична усмешка, крив рта уголок,
сеансы гламурных салонов туда же: невпрок-сырок,
сурок настигает, сурок бесконечный, суровый рок.
вот так постою с тобой по-над бережком-речкой-дугой,
половлю тени-блики, луч солнца над головой,
обернусь сентябрём-угрём, послежу катерки-курки,
погляжу, как мечут внахлёст сети-удочки рыбаки,
подышу тонким ветром осенним, послушаю их матерок
и пойду, пока пёрышко в небе пишет чей-то последний срок,
а потом голубиной почтой его адресату несут,
призывною повесткой-судьбой меж мозолей в ладони кладут.

придержал мои пальцы в сухой и горячей горсти —
и я слышу: у сердца металл просвистел — и уже не спасти!
помогай тебе господи-боже на долгом и пыльном пути,
и прости меня тоже, быть может сумеешь, прости!
я печаль твою кожей несу и суметь бы её донести:
не раздать, не разъять бы, на атомы не растрясти..

..сквозь трамвайный звонок, на восток — ах, позвольте, позвольте пройти!


II.

зацепиться случайно сердцем за крючок-ништячок рыболова,
смаковать макуху, макову росинку, снова-здорова,
подержать в ладонях кончики пальцев — побежалость-жалость:
да я оставлял, вот те крест, звал с собой, только ты не осталась!
нет, не осталась ты, и не сбылась, не сошлась как пасьянс, вслед не оглянулась,
покачалась с мыска на пятку, углами губ улыбнулась,
и пошла странной походкой витой, как по болотине птица,
по неметенной мостовой, по серым осенним лицам,
вдоль унылой жизни моей, в направленьи земного рассвета,
я стоял на ветру, растягивал трамвайный звонок
на невыносимый литавр конца света, разрезал свою жизнь этим
звуком на раньше и позже, чтоб когда-нибудь, через добрую сотню лет-зим,
посреди ли монгольской степи, на площади в польше
повстречать тебя вновь, на рогатину сна напоровшись
чутким сердцем седым, не щадя ни желудочков и ни предсердий.
я сто раз уходил-годил, наглотался нездешних поветрий,
я калёным железом травил, в океане солёном топил бесконечную память свою,
изворотливый, злой, гибкий вервий.

пощади меня, тонкая кость, карий глаз, мой манок, мой силок-оселок,
моя дудочка крысолова!
..только леса натянуто-сладко дрожит,
и стальной крючок сердце рвёт снова, и снова, и снова..


14-16.09.2016г. (в праздник Середины Осени) г. Ростов-на-Дону, Пушкинская, 173А


Кому длинно такое с экрана, вот тут авторское чтение:
http://samlib.ru/img/e/eudnowa_irina_wiktorowna/dd/11_4.mp3
КошЬ

а вот вопрос:

если я буду время от времени публиковать сюда какие-то свои стихи, это кому-нибудь интересно?

я их снова и довольно стабильно пишу с 2016-го года.
Чутноффа

23-го октября в Российском культурном центре в Пекине состоится встреча с Игорем Алимовым

Если вы окажитесь в Пекине в четверг 23-го октября и хотите провести это время с интересом в хорошей компании, приходите в Российский культурный центр на Дунчжимэнь на встречу с Игорем Алимовым hp_alimov, которая начнётся в 18:30. По всем вопросам можно писать или звонить мне, Ирине Чудновой (+86-13691229485) е-мейл: nonameuser@gmail.com skype: chudnova_irina

Афиша встречи, подготовленная РКЦ, ниже:

23_10_2014

Кто такой Игорь Алимов?

Игорь Алимов – учёный-китаевед, специалист по древней истории и литературе до 13-го века, заведующий отделом Восточной и Юго-Восточной Азии Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН. Доктор исторических наук. Директор научного издательства «Петербургское Востоковедение». Писатель. Автор многочисленных рассказов, а также серии книг в жанре «двуллер» (dwooller). Один из соавторов Хольма ван Зайчика, один из основателей Клуба русских харизматических писателей. И многое другое.

Официальный сайт Игоря Алимова: http://alimov.pvost.org/wp

И, если вдруг кто-то желает получить автограф на книжку, например, Хольма Ван Зайчика, тоже приходите. Будет очень интересно!

Адрес РКЦ: Пекин, район Дунчэн, ул. Дунчжимэньнэй, дом 9 (НАГА), корпус 2. (东城区,东直门内9号 NAGA 2楼)
телефон РКЦ: 84060224, электронная почта: rusculturalcentrebeijing@gmail.com

Время встречи: четверг, 23-е октября, 18:30.
Есть вопросы? +86-13691229485
pu_er

Те Нин: "Вес чтения" (铁 凝 "阅 读 的 重 量")

Захотелось поделиться с друзьями эссе современной китайской писательницы и по совместительству председателя союза писателей КНР, Те Нин "Вес чтения". Перевела я его много лет назад, но время от времени натыкаюсь, перечитываю и нахожу что-то для себя интересное.



У чтения есть вес, и этот вес показывает нам всю важность прочитанного. Значение чтения для развития способностей человека вполне очевидно, недаром сказано: "тысячи свитков я прочитал, в том талант моего пера"*, в этих строках Ду Фу показывает связь между количеством прочитанных им книг и собственным поэтическим даром. Однако читать нужно сосредоточенно, чтобы не пропустить главного смысла, не превратить чтение в лёгкий процесс поглощения букв, увлекаясь красивыми деталями. Здесь можно вспомнить слова господина Цзи Сяньлиня**, который на вопрос одного из высокопоставленных чиновников страны, навестившего почтенного профессора: "Что является сегодня предметом ваших научных интересов?", ответил: "Сейчас я изучаю восточную литературу". Тогда чиновник спросил: "Вы так много лет изучаете восточную литературу, есть ли в этом какой-то практический смысл?" На что старый учёный сказал: "В мире много знаний, не все имеют сиюминутное практическое значение. Но есть люди, для которых знания сами по себе большая ценность. Среди накопленных ими знаний найдутся и те, которые позднее станут необходимы для всех". Я думаю, что слова господина Цзи Сяньлиня содержат очень глубокий смысл, имеющий прямое отношение к тому, что я называю "лёгкое чтение".

читать дальше
томатный сок

..а бывает, что утром

забудешь на тумбочке ключ сквозь тающие остатки сна придут, да так отчётливо, словно кто исполняет со сцены, собственные девятилетней давности стишки, проснёшься, и весь день натыкаешься на то, что было в эти самые времена девятилетней давности, и вот уже, вот и окликнуть себя саму тогдашнюю можно, и в глаза заглянуть, а там, глядишь, и в собственную шкуру запрыгнуть..

Пробуждение

Ветер в столице, весна.
В жёлтом тумане мосты.
Холоднокровный март
пылью скрипит на зубах.
Не избежать утрат,
не удержать перемен -
так прихотливый змей
рвётся под облака,
тянутся из темноты
ветви озябшей мэй.

16.03.2004г. г. Пекин, Шанди Сили, 3.

Пекинская весна неизбежна, но лучше всего её предчувствуешь на юге, там, где "осень начинается весной", там, где "погода переменчива, как лицо женщины или ребёнка", там, где змея кусает собственный хвост..
КошЬ

Новостями о библиотеке Шнеерсона навеяло..

Практически из последних снимков.
Летела я из Шэньчжэня вечерним рейсом. Последним. Они обычно стоят подешевле иных, но и не без приключений - то задержатся вылетом по причине того, что самолёт не прилетел вовремя, то сядут где-нибудь дополнительно или начнут лететь кругами перед посадкой, пока аэропорт не примет.
В этот раз было забавно - посадили нас в самолёт дружненько, объявили, дескать, выключайте вашу электронику, взлетать будем. Ну, я отзвонилась, что, взлетаем, да так вовремя, прямо есть надежда прилететь по расписанию, до полуночи, и даже уехать из аэропорта в человеческое время. Отзвонилась, выключила мобилку и заснула. Просыпаюсь через час, ощущение странное - смотрю в окно - стоим на земле. Ничего себе, думаю, как это, разве прилетели уже? Оказывается, по какой-то странной причине ещё не взлетали. Вот те раз, подумал Штирлиц.. Самолёт полон пассажирами с детьми, в том числе и младенческого возраста, но как-то тихо так, спокойно, все сидят, всё в порядке. Однако, минут через пятнадцать таки решили взлетать, и ещё с четверть часа рулили куда-то на другую взлетную полосу. Весь полёт пилоты-стюарды извинялись, покормили даже два раза за доставленное беспокойство. Пока суд да дело, я как-то выспалась, хотя обычно могу спать так, что до самого касания земли ничего не почувствовать, а иногда и после касания. Не раз меня будили, когда ни одного человека уже не было в салоне. Однако выспалась. Через проход от меня сидели два парня - один израильтянин, второй немец, его компаньон по путешествию. Всё время ковырялись в бесконечных "лонели плэнет", постоянно перекладывали чего-то в верхний ящик с ручной кладью, бесконечно выставляли какие-то предметы в проход. Обувались-разувались. В общем, нормальные такие ребята. И вдруг на посадке израильтянин вынул из бесформенного рюкзака книгу на иврите, надел кипу, включил локальное освещение и.. стал совсем другой человек.
Я не выдержала, достала камеру, а потом сменила объектив. Услышав хлопок зеркала, посмотрел на меня, а потом махнул рукой - мол, снимай, чего уж там. И я снимала. Всё же повезло, хотя и чудом - на посадке самая вибрация, а мне и буквы хотелось захватить и лицо. Вот что он читал? может, молился..
DSC_8854_12_124
Collapse )
нож и улыбка

Нож


- Вот кто починит ножик! - были первые слова, с которых Шэн Хао осознал себя. Тогда же в жизнь трёхлетнего мальчика вошёл сказавший их даосский монах со смешным прозвищем Персиковое Дерево. Шэн Хао запомнил его едва ли не раньше нежных глаз мамы, мягкой южной речи бабушки Ван и пропахших горячим железом и машинным маслом рук отца.
Монах приходил в рабочий квартал, полный автомастерских, мелких фирм по производству жалюзи, садовой мебели, решёток и прочего в том же роде, всегда неожиданно, но никогда не оставался незамеченным. Завидев его чёрный силуэт в дальнем конце улицы, хозяйки несли в подарок свежие овощи и фрукты, хозяева мастерских оставляли работу, чтобы поделиться с даосом последними новостями, ребятишки со всего квартала, как сорвавшиеся из-под стрех воробьи, сбивались вокруг него пёстрой, празднично галдящей стайкой. Персиковое Дерево одаривал их разной монастырской мелочью - узелками долголетия, дудочками из тыквы горлянки, амулетами, отгоняющими болезни и злых духов гуй, мо и яо, учил новым играм, смотрел прописи у школьников, рассказывал волшебные сказки самым маленьким и давал советы-притчи тем, кто постарше.
Маленького Шэна шифу часто приветствовал вопросом: "Ну, что, починишь ножик?" Мальчик был счастлив - дядя Персиковое Дерево выделял его из гомонящей стайки ребятишек, обещал тайну.
Зады "Автомастерской Семьи Шэн" занимала самая настоящая кузница - глава семьи отдавал кузнечному делу всё свободное время. С четырёхлетнего возраста сын получил разрешение входить туда. Он поначалу сидел неподвижно на высоком стуле, завороженный языками пламени в горне, неверными отблесками красного на кусках лежащего в углу антрацита, шипением воды в чане для закалки, мерными ударами молота в руках отца, которым торжественно, сладко и жутко вторило сердце. Потом, пообвыкнув, Шэн Хао стал ходить по тесному помещению, разглядывая инструменты и любуясь ловкими движениями мастера. Отец в кузне становился другим, рядом с ним совсем не хотелось ни играть, ни шалить, хотелось стать равным ему, научиться претворять огнём, молотом и водой куски бесформенного, отжившего металла, вручать им новую судьбу. В пять лет мальчик неожиданно для себя начал подавать отцу инструменты. Никто его этому не учил и не просил, но благодарный взгляд мастера, впервые обратившего в кузне внимание на сына, наполнил сердце таким восторгом, выше которого, наверное, ничего не бывает. В тот же вечер бабушка Ван рассказала сказку про пастушка Ляо и две дороги - по одной пастушок ведёт стадо, и барашки слушаются каждого слова, по другой - стадо ведёт пастушка, но к нему присоединяются всё новые и новые барашки. Шэн Хао засыпал и думал, какая же из дорог верная - ведь и послушные барашки хорошо, и преумножение стада тоже. Ночью ему приснился шифу Персиковое Дерево, он понятно растолковал смысл сказки, но наутро сон потускнел, видно, запутался в узорах изголовья старинной резной кровати.
Collapse )