Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

КошЬ

Прошлогоднее, последний день перед китайским новогодьем

22_01_2012_fin_12
Год назад Чуньцзе (он же Праздник Весны, он же Лунный Новый Год) пришёлся на 22 января, и в последний день я гуляла по центру Пекина, настроение было замечательное, пекинское и без перегибов, без натужности официоза, морозно и солнечно :)
Collapse )
ностальгия

Чанчуньгуань(長春觀). Даосские монахи

Редкий мой приезд в Ухань обходится без посещения этого монастыря. Меня там давно узнают и относятся спокойно, вполне по-даосски. От камеры не прячутся, а иногда могут и остановиться на секунду-другую перед объективом.
Пару раз даже был такой диалог:
- Ты ведь уже снимала эти фигурки (крыши, окна, берельефы) в прошлый раз, зачем же снова?
- Но сейчас свет по-другому лежит, как не снять?
- Пожалуй..
И посмотрят на то, мимо чего каждый день по нескольку раз ходят, со вниманием.

Эта снята в октябре 2011 года.
DSC_6827_12_14
А следующая годом раньше.
Collapse )
нож и улыбка

Нож


- Вот кто починит ножик! - были первые слова, с которых Шэн Хао осознал себя. Тогда же в жизнь трёхлетнего мальчика вошёл сказавший их даосский монах со смешным прозвищем Персиковое Дерево. Шэн Хао запомнил его едва ли не раньше нежных глаз мамы, мягкой южной речи бабушки Ван и пропахших горячим железом и машинным маслом рук отца.
Монах приходил в рабочий квартал, полный автомастерских, мелких фирм по производству жалюзи, садовой мебели, решёток и прочего в том же роде, всегда неожиданно, но никогда не оставался незамеченным. Завидев его чёрный силуэт в дальнем конце улицы, хозяйки несли в подарок свежие овощи и фрукты, хозяева мастерских оставляли работу, чтобы поделиться с даосом последними новостями, ребятишки со всего квартала, как сорвавшиеся из-под стрех воробьи, сбивались вокруг него пёстрой, празднично галдящей стайкой. Персиковое Дерево одаривал их разной монастырской мелочью - узелками долголетия, дудочками из тыквы горлянки, амулетами, отгоняющими болезни и злых духов гуй, мо и яо, учил новым играм, смотрел прописи у школьников, рассказывал волшебные сказки самым маленьким и давал советы-притчи тем, кто постарше.
Маленького Шэна шифу часто приветствовал вопросом: "Ну, что, починишь ножик?" Мальчик был счастлив - дядя Персиковое Дерево выделял его из гомонящей стайки ребятишек, обещал тайну.
Зады "Автомастерской Семьи Шэн" занимала самая настоящая кузница - глава семьи отдавал кузнечному делу всё свободное время. С четырёхлетнего возраста сын получил разрешение входить туда. Он поначалу сидел неподвижно на высоком стуле, завороженный языками пламени в горне, неверными отблесками красного на кусках лежащего в углу антрацита, шипением воды в чане для закалки, мерными ударами молота в руках отца, которым торжественно, сладко и жутко вторило сердце. Потом, пообвыкнув, Шэн Хао стал ходить по тесному помещению, разглядывая инструменты и любуясь ловкими движениями мастера. Отец в кузне становился другим, рядом с ним совсем не хотелось ни играть, ни шалить, хотелось стать равным ему, научиться претворять огнём, молотом и водой куски бесформенного, отжившего металла, вручать им новую судьбу. В пять лет мальчик неожиданно для себя начал подавать отцу инструменты. Никто его этому не учил и не просил, но благодарный взгляд мастера, впервые обратившего в кузне внимание на сына, наполнил сердце таким восторгом, выше которого, наверное, ничего не бывает. В тот же вечер бабушка Ван рассказала сказку про пастушка Ляо и две дороги - по одной пастушок ведёт стадо, и барашки слушаются каждого слова, по другой - стадо ведёт пастушка, но к нему присоединяются всё новые и новые барашки. Шэн Хао засыпал и думал, какая же из дорог верная - ведь и послушные барашки хорошо, и преумножение стада тоже. Ночью ему приснился шифу Персиковое Дерево, он понятно растолковал смысл сказки, но наутро сон потускнел, видно, запутался в узорах изголовья старинной резной кровати.
Collapse )
pu_er

Харбин - Пекин, далее - везде:

Как вы уже знаете, ездила в Харбин на раскопки могилы генерала В.О. Каппеля, если интересно, вот тут очерк с фотографиями. Хотела было выложить в ЖЖ, но он слишком большой получился, снимков довольно много. На Самиздате тож.

Поездка началась с того, что минут за 15 до отправления поезда, вдруг обнаружилось, что я забыла дома ту самую коробочку-архиватор, с которой было столько веселья в начале ноября. Пришлось прямо с вокзала идти в магазин. Зато теперь у меня их две.

Простояв 14-го весь день на морозе, заполучила сильный кашель и температуру, так и бегала оставшиеся дни по Харбину с жаром, боялась спать - ночью температура поднималась выше, в Пекин вернулась с тридцатью девятью. Но дома и стены помогают, так что температуры уже нет, остался только сильный кашель, кошки пугатся :) И это пройдёт-пройдёт.

Ещё в тот же день, 14-го, у церкви отличилась тем, что подошла слишком близко (это где-то на полтора метра) к мощной печке, призванной прогревать землю, и прожгла пуховик. Зато все видели, из какого прекрасного пуха он сделан. Ну, да это мелочи - поставлю заплатку с вышивкой.

Той ночью пошёл снег. Как раз, когда уже все перепетии этого долгого дня закончились и мы расходились. Снег перекрыл все мелкие неприятности на много дней вперёд и назад. А 15-го ездили на православное харбинское кладбище Хуаншань. Бродили по морозу между могил, видели крест новопреставившейся р.б. Ефросиньи (22.09.2006), тёти Фроси.

Кстати, перед Харбином удалось оцифровать РЭН-ТВшную кассету. Наверное, могу выложить, знать бы куда - всё-таки 400 мегов. Сделала копии для ierdionisy и zwm, дело за малым - встретиться. Но уж до Рождества, верно, не успеем со всеми моими болячками.

Подбираюсь к осенним снимкам. Погляжу - словно со мной и не со мной было, так далеко и рядом - руку протяни, несколько часов лёта по прямой, ночь в поезде..
Надо отстраниться, сконвертировать и заархивировать - во всех смыслах, тем более, что год заканчивается, да и терпение у людей не безграничное.
Пара снимков с православного кладбища (мне жаль закатывать, я и так не часто пишу):


Верх часовни, образ Ионы Ханькоусского


Надгробия.
Чутноффа

Православная Пасха в Пекине. 2006 год от Р.Х.

Пасхальная служба в ночь на воскресенье 23.04.2006 г. в Посольстве.


под катом - чёрно-белый вариант, очень хорошее фото, но в данном случае цвет решает многое.

Прошу извинить, что так мало - попала домой вечером, всю ночь конвертировала и обрабатывала снимки, сейчас нет сил загружать-верстать, мимо мышки промахиваюсь. Завтра будет остальное.
Collapse )
passport

О событиях дня. Визит митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла в Пекин

КошЬ

Последние русские харбинцы: Николай Николаевич Заика

Н.Н. Заика родился в Харбине в 1936 году, в 60-х годах эмигрировал с семьёй в Австралию, гражданином которой и является, однако сумел сохранить документы, удостоверяющие его права на владение домом, который построил его дед. Несколько лет назад дом удалось вернуть, и теперь Николай Николаевич большую часть года проводит в Харбине, собирая и восстанавливая то, что относится к истории города времён КВЖД и русского присутствия.
Николай Николаевич потрясающий рассказчик и радушный хозяин. В доме его уют открытого гостеприимства. На стенах фото городских видов старого и современного Харбина, на полках книги и старые вещи, ходишь среди них как в живом музее. Общаться с этим человеком можно часами, не устанешь. Каждый храм, каждый надгробный камень на старом кладбище, каждый особняк знаком ему с детства.
Программу с его участием смотрите сегодня в 23:30 по каналу РЭН-ТВ.
Фото сделаны 6.02.2006 - частью во время обеда в знаменитом ресторане при гостинице Лунмэнь Даша, частью дома у Николая Николаевича. Портреты большей частью однотипны, но он настолько фотогеничен, что решила оставить все.


Collapse )

Чутноффа

Последние русские харбинцы: Тётя Фрося

Ефросинья Андреевна Никифорова - гражданка РФ, однако практически всю жизнь провела в Харбине, куда была привезена родителями 13-тилетней девочкой, в 1923 году, окончила школу, а затем, в 1933 году фармацевтическое училище, после чего с 1936 по 1961 год работала фармацевтом при советском госпитале, а с 1962 по 1978 год — в аптеке этого госпиталя. В настоящее время — тётя Фрося на пенсии, которую выплачивает китайское правительство. Ефросинья Андреевна живёт одиноко, и хотя у неё есть родственники в России, однако заботятся о ней работники аптеки, а в последнее время совершенно чужие люди, тронутые её беспомощностью (во время нашего посещения с тётей Фросей была Галя, приехавшая из Благовещенска специально, чтобы помочь старой женщине).

Ефросинья Андреевна — православный, глубоко верующий человек, в небольшой, отапливаемой углем, комнате повсюду иконы, к сожалению, она уже давно не выходит из дому и лишена возможности посещать церковь.
Говорила она много и очень красиво, все, кто сможет посмотреть сегодняшнюю передачу, получат настоящее удовольствие от её рассказа.
Фото сделаны 6.02.2006. Программу о русских харбинцах смотрите сегодня в 23:30 по каналу РЭН-ТВ.
Некоторые снимки кажутся почти одинаковыми, и всё-таки я выложила все, которые удалось сделать. По клику мышкой - цвет.


Collapse )